Чёртова жизнь… Чёртов апокалипсис…

Чёртова жизнь... Чёртов апокалипсис...

Апокалипсис… Что ещё хуже может предложить нам наша жизнь? Ничего. Сама жизнь — это худшее предложение. Чего уж там говорить об апокалипсисе?..
Даже не спорьте. Это так и есть. Чтобы что-то иметь, нужно пройти через огонь и воду, колеча себя и окружающих. Ничего не бывает так просто. Никто ничего не получит, не пострадав при этом…
Вот и я. Кто я? Я никто. Ещё один человек, который выжил. Но зачем? Зачем?! Ведь в это время быть выжившим — это значит получить больше страданий. Постоянная забота о себе и о тех, кто находится с вами. Каждый день одно и то же — из города в город, из поля в лес, из леса в поле. И всё зачем? Затем, чтобы ещё на один день продлить свою никчёмную жизнь. Идиотизм. Не более.
Отсюда можно задать вопрос: <<Почему же тогда всё это время я пыталась выжить?>> Ответ достаточно прост… Семья… Все эти полгода я искала свою семью. Несколько раз посещала вымерший город Солнечный. А в нём дом моих родителей. И постоянно было пусто. Никаких намёков на то, что тут кто-то живёт, не было. Я давно потеряла всякую надежду на то, что найду своих родителей живыми. Сквозь дождь и непогоду шла всё дальше и дальше, встречая на пути разных людей. С несколькими мы сдружились и, можно сказать, с самого начала бороздили эту страну вместе. Но всё без толку…

Очередной день бессмысленного продления такой же бессмысленной жизни начался с того, что мы с нашей небольшой группой сидели на остановке небольшого поселения под названием Поляна и жарили мясо, которое добыл наш человек. Как? Он был хорошим стрелком и никогда не расставался со своей винтовкой. Благодаря ему мы и не умерли с голода, ведь не всегда удаётся раздобыть еду, знаете ли.
Прошло небольшое количество времени и наша компания из четырёх человек была готова к большой вылазке за припасами в одни из больших городов. Ими стали Электрозаводск и Черногорск.
Собрав все свои вещи, мы двинулись в путь. Начало пути было обыденным. Никого, кроме заражённых мы не увидели. Это хорошо, ведь в это время встреча с заражёнными не представляет практически никакой опасности, если у тебя есть что-то острое в руках, чем ты умеешь орудовать. А вот встреча с живыми людьми… Конечно бывают исключения, когда встречаются дружелюбно настроенные личности (они-то и стали частью нашей команды). Но в большинстве своих случаев после всех, кто нам встречался, мы несли либо потери либо значительные убытки. Так, кстати говоря, произошло и в один «прекрасный» день на одном из аэропортов. Что произошло? Вспоминать совершенно не хочется. Тогда погиб один человек и мы с Партизаном (так повелось звать моего товарища по несчастью) были тяжело ранены, в результате чего долгое время провели без вылазок, практически перебиваясь тем, чем придётся.

Тёплый встречный ветерок дул нам в лицо и мы, двигаясь в нужном нам направлении, обсуждали дальнейший ход действий. Было решено войти в глубь города всем вместе и отыскать хотя бы что-то съестное. Охота охотой, но зверушки не ходят у нас перед носом, ожидая пока их пристрелят.
Что ж, поход оказался действительно неплохим. Кое-что нам посчастливилось отыскать. Но этого «кое-что» хватит максимум на день. Не самая приятная ситуация.
Грин предложил двигаться к Чапаевску — городу, что имел не лучшую славу. Винс — четвёртый в нашей группе выживших рассказал нам о группировке, которая якобы объявила те места «своей территорией» и всех, кто туда суётся они либо убивали, либо оставляли в голой задницей за пределами города. Но почему-то никто не придал этому рассказу никакого значения. Я в общем-то тоже. Не знаю почему. Вот бывает такое. Вокруг разруха, хаос. А тебе будто бы всё равно. Ты не цепляешься за жизнь, зная, что кое-что ещё не сделал. Почему? Ответа нет…
На подходах к городу мы разделились. Каждый выбрал определённую высотку и двинулся «обчищать» её. Я осталась на улице, прикрывая парней в случае чего.
На улице смеркалось. Темнота постепенно настигала. Ветер перестал быть таким тёплым. Моё тело стало чувствовать себя уже не так комфортно, как раньше.
Бродя около одиноких многоэтажек и обходя брошенную детскую площадку, я увидела, как кто-то подходит ко мне. Не вспоминая об опасности, о которой нас предупреждал Винс, я молча кивнула человеку. «Наверное, ничего не нашёл.» Мда…
— Кто это у нас тут такой ходит? Ооо.. Да это девушка. Как тебя зовут, красавица?
— Мария…
— Мария? Ясно-ясно. А чего мы тут делаем одни?
— Припасы… Искала припасы.
— Да? Искала ты, а нашли тебя. А теперь оружие на землю и ручки вверх. И давай без шут…
— Это ты руки вверх поднял! Я буду стрелять! Не вынуждай меня делать это. — Будто из ниоткуда появился Грин, держа в руках массивный револьвер. Я настоль была напугана, что не увидела и не услышала, как он подошёл. А парень в спортивной одежде, что заставил меня конкретно занервничать, слишком увлёкся разговором и теперь находился не в лучшем положении, и ему пришлось опустить своё оружие, которое ещё несколько секунд назад было направлено на меня. А бандит был хорош. Болтливый парень, благодаря которому его напарник оперативно зашёл со спины ко Грину.
Волнение переполняло меня. Сердце билось в груди, жаждуя поскорее вырваться на свободу. Тело жутко тряслось. Воздуха в лёгких невыносимо не хватало. Мне хотелось провалиться сквозь землю. Глупость. Моя глупость. Наша глупость. Всё это погубит нас. Почему мы такие? Почему никто не думает заранее? Не продумывает и не обдумывает? Почему всем наплевать? Почему все думают, что всё пройдёт, что всё будет в любом случае хорошо? Ненавижу это… Ненавижу всё это…
А где остальные? Где Винс? Где Партизан? Может быть они ушли, когда увидели, что нас скрутили, что надели наручники и повели в один из высотных домов? Может это мой последний день? Может меня больше не будет? Может больше ничего не будет? Но я же этого хотела. Так хотела… А нужно ли мне это? Действительно ли мне было это нужно? Действительно ли я мечтала об этом? Или это просто маска? Моя маска. Простое незнание и непонимание? Ненавижу это… Ненавижу всё это…
Нас повели, целясь дулами винтовок в спину. По коже пробежал холодок. Нас о чём-то спрашивали, задавали вопросы, а я будто бы была в трансе. Что было? Что стало дальше? …нас допрашивали. Долго допрашивали… Кто мы? Что мы? На кой мы тут? Мы знали, что эта территория находится под контролем этих людей?
На все эти вопросы были даны достоверные ответы. Лишь один вопрос был роковым — «Вы здесь одни?» Из-за него с жизнью попрощался Грин. Он, желая своей команде только добра, попытался спасти нас, но тем самым погубил себя. Да, он солгал. Но я сказала правду. Нужно было мне это делать? Не знаю… Я просто сказала правду. И всё. После чего эта правда была доказана. Второй бандит притащил в квартирку остальных… Нас заставили смотреть на смерть нашего товарища. Тех, кто отказался бы смотреть, постигла бы та же участь, поэтому, сквозь боль в сердце… Сквозь боль в сердце мы были вынуждены смотреть на то, как бандит подносит дуло винтовки к голове выжившего, как по лицу товарища стекает пот, как его голова превращается… превращается в кровавое месиво…
Больно терять родных и близких. Тех, кто был тебе дорог. Тех, кто был с Вами долгое время. Тех, кто, несмотря ни на что, помогал Вам в этом чёртовом мире…

…Нас действительно оставили «с голой задницей». Нет причин смеху или улыбке. Никто! Совершенно НИКТО из Вас не знает, что такое страх! Настоящий страх! Страх от того, что Вы знаете о своей смерти! Знаете, что она уже перед Вами! Есть только Ваша беспомощность и толпа озверевших людей, желающих распотрошить Вас и утолить свой вечный животный голод. Голод смерти.
Люди, подвергшиеся жутким избиениям, потеряв всякие силы, будто слились с деревом. Бандиты, ожидая кровавого зрелища, устроились на крыше одной из высоток и с удовольствием смотрели на своё творение — на трёх человек, привязанных к деревьям, к которым надвигаются они… Заражённые.

ПОНРАВИЛАСЬ ИСТОРИЯ? ЭТА РАБОТА УЧАСТВУЕТ В КОНКУРСЕ, ПРОГОЛОСУЙ ЗА НЕЁ!

Автор: Мария Маракулина